Девяносто третий год

no title has been provided for this book
Невозможно почувствовать литературу Франции, "минуя" Виктора Гюго - знаменитого французского писателя (романиста, поэта, драматурга), главу и теоретика французского романтизма, "величайшего мастера французского слова, гениального создателя образов и картин из слов" (В.Брюсов). В настоящем издании представлен роман Гюго "Девяносто третий год", исторические персонажи которого - революционные вожди и герои Дантон, Робеспьер, Марат... Милосердие и террор, честь и предательство, слепая вера, вызов смерти, кровавые столкновения, раскаяние, гибель и торжество - таков мятежный мир "Девяносто третьего года", блистательного…

Отзыв:

Сильная книга! Это не удивительно, ведь автор – не только мэтр пера и бумаги, но и гражданин республики Франции, скорбящий сын монархии Франции. Да, все события происходили до рождения писателя.Но так прочувствовать каждую слезинку умирающей монархии мог только сын монархии; а так проникнуть в мысли и чувства республиканцев возможно только гражданину Франции. Что же олицетворяло Францию в те страшные годы? Мишель Флешар, мать троих детей, вдова убитого мужа, которой и дела нет до высоких и низких идей происходящего, потому что она мать троих детей? Да, безусловно, она – олицетворение Франции, потому что она – олицетворение самой жизни и будущего. Ей нет разницы, по какой стезе будут развиваться события далее, лишь бы были живы и здоровы её дети. Впрочем, Гильотина – дитя революции (хотя треугольное лезвие, если верить романам Дюма, придумал именно король Людовик), и ей тоже нет дела, с кем она обвенчается в очередной раз. Граф Лантенак – безусловно, и он Франция. Он всё лучшее, что было в монархической Франции. Он честь монархии, которая борется за своего короля. Битва идёт на смерть, и поэтому я прощаю ему невольное отступление от слова не делать зла. Воюют все, и все причиняют боль стране. Вопрос лишь в том, кто выиграет битву. Симурден и Говен? Да, это новая зарождающая Франция, и как все малые дети живут только для себя, только себе требуют пропитания и игрушек, как всех малых детей надо учить делиться и думать о других, их тоже надо ещё учить думать о народе. Они только думают, что сражаются за народ. На самом деле они, как малые дети отбирают игрушки у других, отбирают теперь власть у монарха. Но ведя войну теперь, они учатся человечности у Лантенака. Сама жизнь преподаёт урок, и учителем выступает дворянин. Этот факт вмещает в себя всю жизненную правду того времени; и судьба ох, как дорого возьмёт за этот урок. Но истинное лицо 93-го года – Гильотина. Раньше её лезвие было прямое. Головы рубились не с первого удара. Когда обсуждалось это, король Людовик подошёл к столу с чертежом и нарисовал треугольное лезвие. Он и предположить не мог, что в ту минуту помог родиться дочери Революции и сам обвенчается с ней. Гильотина не видела правых и виноватых. Ей нужны были головы, и в первую очередь знатные головы. Обвенчавшись с монархами, она после решила венчаться и с революционерами. Сильная и страшная книга. Из этого произведения я сделала себе призму. То, что творилось во Франции в 93-ем году, разделила на 2 (условная сноска по времени) и через эту призму глянула на нашу революцию 17-го года. Вернее, просто допустила, что половина всех этих ужасов происходила в нашей стране. Результат был страшен. Как же умна матушка-природа, когда не допускает в своё развитие революцию, а всё происходит тихим эволюционным путём! Как величественны писатели, которые доносят до нас такие истины!

Поделиться в соцсетях
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
0 0 голоса
Оценить книгу
Подписаться
Уведомить о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии